правильная мамка ходит голой при своем мелком сыне и бухает с ним


Похожие посты

комментариев: 29

  1. если это правда ,а не постановка ,тогда такую мамку надо в клинику за лямку -лечить.лечить и ещё раз лечить.

    1. Да. Лечить. Сексотерапией. В обьемах сверхнормативных. Сразу проблема пройдет

  2. У меня мама была разведенка. Всё внешне скромно, но меня в 13 лет соблазнила.

  3. В продолжении. У неё никого почти 2 года не было, а тут у меня созревание, спермой заливал постель ночью, за ней подглядывал, когда она душ принимала, короче говоря, переклинило. Однажды после дня рождения у подруги пришла под шафе и соблазнила. Ну, а потом всё нормально было. Она у меня тогда красавицей была. Я лично был очень рад и горд, что уже мужчина и секс у меня каждый вечер, только помалкивать надо. Это она строго-настрого объяснила. До 22 лет, пока не переехал в другой город это безобразие продолжалось. Не скажу, что девушками я не интересовался. В 20 лет вообще трахал одногруппницу в универе, препадшу там же (одна на 5 лет меня только старше была) и маму. К более старше женщинам никакого сильного влечения, предпочитал ровесниц и помладше. В 24 женился и успокоился. Никто о мне и маме не знает. Любовницы были, правда, сейчас есть одна на 11 лет младше с матпомощью, но никому не рассказывал свою тайну.

  4. какая то деревенская злоябучесть не доделанная)))короче…страхопиздище промандоблядское….фуууууууууууу =-O *CRAZY* %)

  5. Повезло пацану! Я за него рад! Знаю, о чём говорю! Моя мама старше меня на 23 года. С моим отцом он разбежались. когда мне был годик, я его совсем не помню. И больше у мамы никого не было до 37 лет. Помню, что стал засматриваться на мамину красоту лет в 11 — на подходе было половое созревание, а у мамы приближалась зрелость и взрыв женственности и красоты. Я стал замечать,какие у неё красивые раскосые карие глазки, тёмные волосы, какая она вся ослепительно беленькая, гладенькая, какие выпуклые у неё бёдра, какие кругленькие ягодицы. Лет в 13 у меня уже трещал член от одного взгляда на роскошную пополневшую маму. (Продолжение см. ниже).

  6. (Продолжение). Когда мне было 14, а маме,соответственно, 37, знакомая мастер пошила ей платье, выглядевшее на маме сверхэротично (я не уверен, что мама хотела такого эффекта, хотя изголодавшись по сексу и подходя к взрыву женственности подсознательно всё же, конечно, стремилась обратить на себя внимание самцов). Платье было ни сильно открытым, ни сильно коротким. Оно прикрывало коленочки, вокруг шейки был маленький воротничок-стоечка сантиметра три высотой, хотя от него шёл разрез до уровня ниже грудок, застёгивавшийся на пуговки и мама носила его расстёгнутым почти до середины грудок, только не виден лифчик. Короткие рукавчики на одну четверть прикрывали пышные предплечья.Но оно было пошито по фигуре, повторяя все выпуклости и углубления пышного тельца. Пока оно было пошито, мама ещё набрала вес и оно так обтягивало её, что казалось, треснет по швам. Это было эротичней сверхкороткого и сверхоткрытого! Платье было тёмно-коричневого цвета в мелкую белую точку. Когда я видел в нём маму, я не знал, куда деваться, казалось, что сойду ума: мой член мгновенно вскакивал столбом, разрываясь от бешеной эрекции, трусы делались мокрыми от смазки,я стеснялся, не мог поднять на маму глаза, боялся, что она всё увидит и даже поймёт по моему взгляду. (Продолжение см. ниже).

  7. (Продолжение). И к этому платью мама купила сверхэротичные босоножки. Каблук высотой сантиметров 12 и тоненькие перепоночки, такие же тоненькие ремешочки охватывают ножку в голеностопе. Цвет босоножек был кирпичный, в тон коричневому платью. Ещё под платье мама подобрало тоненький плетёный поясочек от другого платья, бежевый — тоже в тон. И вот однажды в августе этого года мама взяла билеты на концерт. ДК находится в десяти минутах ходьбы от нашего дома. Мы собрались, моя роскошная мама втиснулась в суперплатье и мы вышли на улицу. я шёл и искоса смотрел на мою упитанную маму, эротично цокающую каблуками, на её прекрасный кругленький женственный животик, широкие объёмные жирненькие ляжечки (всё это обтягивалось платьем, как будто было открыто), изумительной формы изящные белоснежные ножки ниже коленочек, такие же молочно-беленькие полненькие ручки, открытые почти полностью. Стояла жара под сорок градусов. Я шёл спева от мамы. Неожиданно для себя я осторожно взял маму правой рукой за левую ручку, она как будто ничего не заметила. Мы вошли в зал, заняли свои места. Мама сидела справа от меня, переплетя ножки. правая ножка была сверху и с моего бока открывалась её внутренняя сторона. Платье, как это всегда бывает у сидящих женщин, поднялось выше, открыв молочно-беленькую ножку чуть выше коленочки. Я не мог оторвать глаз от моей полненькой женственной мамы, от её ножек. Исполннителя я слышал как сквозь вату, все 2 часа прошли для меня в борьбе с сильным желанием взять маму за ручку, обнять за полненькую талию, поцеловать. А член бесновался в мокрых трусах. Наконец концерт закончился. Мы встали, вышли. Мама защебетала, делясь впечатлениями. Мне хватило сил и ума поддерживать разговор, а правая рука сама снова взяла мамину левую ручку (какие нежные у неё ручки, как приятно их чувствовать в своих руках). Так мы и пришли домой. (Продолжение см. ниже).

  8. (Продолжение). Зайдя в квартиру, мама первым делом пошла в туалет пописить. Когда она вышла, я тоже зашёл отлить. В голове было только неотвязное желание секса с мамой, перед глазами стояла её идеально прекрасная правая ножка с оголённой коленочкой, лежащая поверх левой. И тут вдруг, отлив, я, не отдавая себе отчёта, зачем я это делаю, с себя не только рубашку (без рубашки я ходил дома в такую жару всегда), я снял с себя всё, включая трусы, тщательно промыл с мылом и мочалкой весь член, головку изнутри, вытер насухо полотенцем, потом надел без трусов свежие домашние брюки без ремня, ширинку не застегнул, а только прихватил на одну верхнюю пуговицу, как бы для того, чтобы можно было мгновенно из них выскочить, и так, в одних брюках и тапочках вышел из санузла и пошёл к маме, стараясь, чтобы не было видно незастёгнутой ширинки. (Продолжение см. ниже).

  9. (Продолжение). Моя женственная кареглазая мама сидела в зале на широкой тахте, отдыхала, «переваривала» впечатления от концерта, и не спешила переодеваться, оставаясь в своём суперплатье и суперэротичных босоножках. Было видно,что она получает удовольствие от ощущения эротичных вещей на себе. Ножки её были не переплетены, а были несколько выдвинуты вперед, стояли под некоторым углом к полу, чтобы красиво смотреться на высоких каблуках. Коленочки были сдвинуты вместе, а ступнички в босоножках несколько расставлены, носочки развёрнуты друг к другу. Платье приподнялось, оголив обе белоснежные ножки выше коленочек, гладенькая полненькая шейка вылазила из расстёгнутого воротничка. (Мама очень гордится своей жирненькой гладенькой женственной шейкой. Она у неё не в виде «второго подбородка», а сплошной подушечкой от подбородочка до грудки. Мама называет это «горжеткой»). Мои действия були помимо моей воли и бессознательными. Сейчас помню, что я осознавал, что ширинка у меня не застёгнута и не отдавая себе отчёт, зачем я её не зстегнул, старался двигаться так, чтобы этого не было заметно, что член разрывается на части, обильно выделяет смазку и грозит выглянуть наружу из расстёгнутой ширинки, что моё тайное желание мама может понять просто по моим глазам, и ужасно боялся этого, стеснялся, и всё же приближался к своей прекрасной сексуальной маме. Увидев меня, мама снова защебетала (у неё очень нежный, сладкий, сексуальный голосок), делясь восторгом от выступления своего любимого певца. Я почему-то сел у её ножек на коврике перед тахтой. (Продолжение см. ниже).

  10. (Продолжение). Я умудрялся находить возможность поддерживать разговор, выражать своё восхищение. А моя бессознательная часть тем временем действовала. То, что случилось дальше,могло кончиться для меня неприятностью с непредсказуемыми последствиями. Но, видимо. это был мой счастливый день. А возможно, где-то глубоко, так же бессознательно, мама сама этого хотела. (Хотя после своего с позволения сказать, мужа — мне неприятно называть его своим отцом — у неё выработались такие комплексы, заставившие её столько лет быть не то, что одной, а без интимной жизни вообще). Итак, я что-то говорил, поддерживая разговор, а моя левая рука вдруг сделала жест, как бы жестикулируя в такт речи, а на самом деле — чтобы отвлечь внимание мамы от ширинки, на которой в это время правая рука расстегнула последнюю пуговицу. Дальше всё произошло намного быстрее, чем я могу описать — всё решилось максимум за десять секунд. В тот момент, когда мама, увлечённо говоря,подняла глазки вверх,на мгновение выпустив меня из поля зрения, я резко поднялся (штаны при этом с меня упали, и я на ходу стряхнул их и тапочки, получив полную свободу действий), обе руки подсунул под мамины коленочки,резко забросил её ножки вверх, согнув их в коленочках и поставив на край тахты. Затем высвободив руки, взял маму за плечики и мягко, но властно толкнул и повалил маму на тахту. Затем нажал на согнутые коленочки, прижав согнутые ножки мамы к животику, вскочил на тахту, взял маму за жирненькую попочку и развернул маму вдоль тахты. (Откуда только взялась такая сила у 14-летнего пацана?!!! Вскоре мама по моей просьбе взвесилась, и оказалось, что при росте 163 см она весила 83 кг!). Затем я нащупал утопавшие в жирненьком тельце маленькие эластичные трусики и стянув их, провёл по ножкам, высвободил и откинул в изголовье тахты. Снова нажав на ножки, я максимально прижал их коленочками к грудке и одновременно максимально развёл в стороны, на этот раз не боясь сделать больно. Я увидел божественно прекрасные молочно-беленькие внутренние стороны жирненьких ляжечек в жировых складочках и между ними божественно прекрасную писечку — её губки несколько раскрылись и я, следя, чтобы не промахнуться, втиснул туда свой колом стоящий член. Он протиснулся довольно туго! Тогда я отпустил ножки и подался вперёд, чтобы оперевшись локтями и удерживая себя на весу, не давя, а только нежно касаясь своим телом маминого тельца (я уже знал, что нужно так), поцеловать её в ротик и начать двигаться в ней. Всё произошло, как я уже говорил, в считанные секунды и от неожиданности и испуга вошла в какой-то ступор. Она не попыталась сопротивляться, даже не кричала. а её прекрасные, такие сексуальные раскосые карие глазки смотрели на меня с растерянностью и испугом, даже страхом. Только когда я приблизил лицо, чтобы поцеловать её в ротик, она подняла ручки навстречу, как бы сопротивляясь и отталкивая меня. Но я удачно среагировал (все мои действия в эти секунды были автоматическими, как будто мне приходилось делать это много раз!), видимо и вправду это был мой счастливый день — стоя на локтях, я поймал мамины ладошки, продев пальцы между её пальчиков так, что наши ладони оказались сплетены, развёл её ручки в стороны, откинул чуть вперёд и нежно, но сильно прижал к тахте со словами: «Сейчас тебе будет очень хорошо!» Моя упитанная красавица мама оказалась словно нежно распятой на мягком ложе любви и наслаждения, а я начал быстро двигаться в ней. (Продолжение см. ниже).

  11. (Продолжение). Все мои знания о сексе в то время, конечно же были «уличными», как и у всех подростков в этом возрасте. Я не имел ешё понятия ни о ласках во всех их проявлениях, ни о роли клитора в женском наслаждении, всё что знал — что задача мужчины сделать так, чтобы женщина испытала наслаждение. и что женщина во время настоящего наслаждения не может сдерживать стоны, крики, движения и др. проявления страсти. При моём сексуальном опыте равном нулю и при сексуальном «опыте» моей прекрасной партнёрши по всем законам она вообще не должна была достигнуть наслаждения (мне не нравится слово «оргазм», какое-то оно казённо-медицинское что ли, или я неточно выразился, но не нравится и всё), но этого я тогда тоже не знал, поэтому старался, как мог. Но то, что произошло дальше, подтверждает, что это был мой счастливый день. Мамина сладенькая писечка (да-да, не вульва, не вагина, и тем более никакая не «пизда», а именно писечка!) оказалась довольно тесной. я начал делать ритмичные движения. Это было божественное ощущение в сочетании с осязанием своим телом маминого нежного тельца — животика, грудки, удерживаемых ручек. Особую сладость придавало то, что мама оставалась в платье, я его только подвернул до пояса, оголив жирненькие бёдра, попочку, низ животика и поясничку. Так сладко было скользить по нежному, женственно-мягкому жирненькому тельцу, чувствуя его через туго обтягивавший его скользкий искусственный шёлк. Прекрасные женственные мамины ножки оставались согнутыми в коленочках и их нежные и скользкие, как шёлк внутренние части я ощущал своими бёдрами и ногами. Я в то время уже знал также, что если издавать звуки — привилегия женщины, то обязанность мужчины — сохранять способность к членораздельной речи и говорить партнёрше ласковые слова, комплименты, чтобы этим дополнительно её возбуждать. И ещё я слышал, что прежде вего женщине нужно сказать ласковым голосом: «Расслабься!» И, задвигавшись, я начал разговор со своей прекрасной возлюбленной именно с этого слова. Приблизительно это звучало так: «Расслабься! Ты такая красивая! Я давно любовался тобой, не мог тебе этого сказать, стеснялся. Всё будет хорошо! Я люблю тебя! И как маму, и как прекраснуюженщину потому, что ты прекрасна! У тебя такие красивые карие глазки! Ты такая жирненькая. это — настоящая женская красота, и нельзя худеть! Женщина должна быть жирненькой! У тебя такой красивый кругленький животик! У тебя самые прекраные ножки! Ты в этом платье и босоножках сводила меня с ума, я не мог на тебя смотреть — стеснялся, что ты увидишь и всё поймёшь. Всё у нас с тобой будет хорошо, не бойся. Я буду любить тебя ещё больше, как прекрасную женщину! Я буду заботиться о тебе. Ты — самая прекрасная девочка! Я ни на кого не обращаю внимания, мне нравишься, как женщина, только ты! Я люблю тебя!» и тому подобное. Помню, что даже тогда сам удивлялся своему красноречию. А прекрасная тёмная шатенка с карими раскосыми глазками и ослепительно беленьким тельцем пассивно лежала и слушала мои ласковые речи. (Продолжение см. ниже).

  12. (Продолжение). Подвигавшись и поговорив со своей прекрасной девочкой так минуты три, я почувствовал,что кончаю. В самый момент выброса спермы я смог твёрдым голосом сказать «Я люблю тебя!» и мне понравилось, что я могу контролировать речь. Я обильно кончил прямо в свою возлюбленную. Член начал опадать. Я понимал, что это совсем не то, что я хотел сделать для своей девочки. Я продолжал быстро двигаться и через минуту мой член снова начал вставать. Второй раз всё длилось намного дольше. Ближе к началу эякуляции я в порыве страсти стал называть свою прекрасную 37-летнюю возлюбленную по имени: «Галина, какое у тебя прекрасное имя! Какое сладкое! Как приятно его произносить Я тебя теперь буду называть Галиной, Галей, Галькой, Галочкой, Галинкой, Галюськой, Галюсей, Галюсиком, Галюней, Гальчушкой, Гальчушей! Какая красивая Галочка! Галинка, я люблю тебя!» и тому подобное. Выражение раскосых карих глазок Галочки, в которые я всё время смотрел, любуясь ими, давно перестало быть испуганным, видно было,что она как бы смирилась с произошедшим и решила, что в любом случае всё будет, как было. Но постепенно в глазках стало появляться выражение радости. А когда я стал называть свою любимую по имени, её глазки как-то по-особому заблестели и в них появилось не виданное ранее выражение. То было выражение возбуждения и сексуального желания. В это же время Галинка задышала чаще и громче, вздохи стали попадать в такт моим движениям. Когда я во второй раз кончил в Галю со словами «Галочка, я люблю тебя!», её дыхание сделалось громким и хриплым,ручки в моих руках напряглись. а нежные жирненькие ножки пришли в движение, пока ещё медленное. Похоже было на то, что Галина изо всех сил пыталась сдержать проявления сладости, стесняясь из-за своих комплексов, привитых совдеповской моралью и опытом с бывшим мужем — сексуальным эгоистом. Кончив, я снова продолжал энергично двигаться. На этот раз член начал твердеть не так быстро, прошло минуты три, если я точно определил. И вот член снова каменный! (Продолжение см. ниже).

  13. (Продолжение). Прежде,чем продолжить рассказ,напомню, что я всё время продолжал ласково разговаривать со своей девочкой, теперь обращаясь к ней по имени. Когда мой член в третий пришёл в рабочее положение в третий раз, Галина издала первый сдавленный хриплый стон. Я сразу отреагировал: «Умничка Галочка! Какой красивый голосочек! Как красиво ты поёшь от наслаждения! Вот так! Пой! Как сладко двигаются твои ножки! Двигай ножками, тебе будет ещё приятнее! Это так красиво, когда девочка издаёт звуки и двигает ножками!» и что-то вроде этого. Стоны Галины стали громче и мелодичнее, а ножки начали крутить «велосипед». Трение внутренних частей ножек об мои бёдра и ноги вызывало у Галчонка (ещё один ласковый вариант имени Галина) ещё больший прилив сладости и страсти. Моя Галинка, даже если ешё и захотела бы сдерживать проявления наслаждения, уже не могла себя контролировать. Галину прорвало! Я быстро двигался в ней и ласково разговаривал, а моя 37-летняя упитанная кареглазая красавица мама издавала громкие и сладкие стоны, напрягала своё мягенькое жирненькое женственно-слабое тельце, её нежные ладошки стискивали мои ладони, личико, шейка, ручки и всё тельце, которое я не видел под платьем,налились густой краской, сделались пунцовыми, а божественно прекрасные ножки конвульсивно дрыгали, цепляя острыми каблуками босоножек мои ноги и царапая их. Но мне это было только приятно, эти движения передавали нестерпимую сладость, которую испытываламоя роскошная взрослая девочка! Третий раз у меня эрекция продлилась ещё дольше,и всё это время наслаждение моей прекрасной Галочки всё нарастало. Вдруг её дыхание сделалось прерывистым, Галина ещё быстрее задрыгала ножками и заакала: «Ааааа! Ааааа! Ааааа!». Голосок изменился до неузнаваемости, сделался очень громким, резким, хриплым и гортанным: «Ааааа! Ааааа! Ааааа!» Прекрасное личико исказила гримаса нестерпимого наслаждения. Приблизительно через минуту гортанного аканья и бешеного дрыганья ножками Галинка бурно кончила! Когда её страсть пошла на спад, она стала тихо и нежно стонать, я поцеловал её,ещё неумело, в губки ротика и, продолжая осыпать комплиментами, вскорости в третий раз кончил в мою прекрасную зрелую девочку со словами: «Моя Галочка! я люблю тебя!» Когда в моей прекрасной Галочке полностью утихло возбуждение и она полностью расслабилась, я вынул член из её тёплого, сладкого и мокрого от её смазки и моей спермы влагалища, отпустил её ручки и переместившись на тахте, лёг рядом, обняв её и целуя в ротик, щёчки, носик, шейку, покрывая поцелуями ручки, открытые до коротеньких рукавчиков платья. (Продолжение см. ниже).

  14. (Продолжение). Галина, придя в себя и вспомнив, кто мы друг другу, несмотря на глубокую сладкую истому, стала говорить, что «произошло что-то нехорошее и как мы теперь будем жить?» Но я уверенным голосом сказал: «Всё будет хорошо! Как мы жили с тобой,так и будем жить, только теперь я тебя буду любить ещё больше. Я и так давно люблю тебя не только как маму, но и как прекрасную девочку! Я научусь делать всё,чтобы тебе было хорошо! я буду делать по дому намного больше работы. ем раньше,а ты больше отдыхай и береги своюкрасоту! Ты — самая красивая девочка на свете! Меня совсем не привлекають молодые девчонки,да и никакие, кроме тебя! Тебе же было со мной очень хорошо! Будем так жить и тебе всегда будет так хорошо, я же люблю тебя! Я научусь делать тебе очень хорошо, даже приятнее,чем сейчас! Никому не скажеми никто не будет про это знать! Это будет наша тайна,а нам будет хорошо вместе! И называть тебя я теперь буду Галиной, Галинкой, Галочкой! Да, Галочка?! Ну конечно, да!» И Галинка сладким, хрипловатым томным голоском сладко промурлыкала: «Да, дорогой! Спасибо тебе, ты мне показал, что такое быть женщиной. Конечно, будем вместе! И плевать на то, кто что думает!». Галочка закрыла глазки и отключилась, сладко заснув. Эта сладкая девочка так и заснула в задранном до пояса тесном платье, с пояском, стягивающем жирненькую талию, с согнутыми в коленочках и раскинутыми в стороны прекрасными нежными беленькими ножками и с липкой влагой, вытекшей из писечки. Впереди были выходные,поэтому мы могли позволить себе ещё понаслаждаться. Я пошёл помыться, потом стал готовиться к тому моменту, когда спящая красавица проснётся. (Продолжение см. ниже).

  15. (Продолжение). В общем, у нас с Галиной с того дня началась новая жизнь. Мы наплевали на общепринятую мораль и стали жить так, чтобы быть счастливыми. Галина не залетела в те дни, и к счастью мы вовремя спохватилиь,что надо подумать о предохранении. Знакомая врач-гинеколог рассказала Галине (Она спросила у неё как будто для какой-то подруги),что можно измерять температуру в заднем проходе каждый день и вести учёт — когда температура поднимается,это и есть дни созревания яйцеклеток. Так можно выработать для себя график интимных отношений, если беременность нежелательна. Нам хватило выдержки пожить некоторое время без секса, пока Гальчушка отследила свои циклы. Зато теперь мы не рискуем нежелательной по понятным причинам Галиной беременностью. Я начал жить для Галочки, я её искренне любил, люблю и буду любить. Я налёг на учёбу, потом поступил в ВУЗ, давший мне возможность достойно зарабатывать и ни в чём не отказывать своей любимой. Как-то само собой так сложилось, что в нашей с Галиной паре я стал ведущим,а Галина — ведомой. Она влюбилась в меня, как в мужчину после того, как я, тогда 14-тилетний пацан, неожиданно для себя самого заставил её стать настоящей женщиной. Потом я многому научился в сексе, и Галчонок влюблялась в меня всё больше, а поскольку первый настоящий опыт наслаждения был для неё связан с вынужденным подчинением, то подчиняться мне стало для Галочки возбуждающим моментом. так, уже будучи 18-летним парнем я лишил невинности заднюю дырочку 42-летней Галинки, заранее изучив, как сделать это безопасно для её попочки и чтобы ей не было больно больше, чем это нужно для её наслаждения. Поставив Галочку рачком и подложив побольше подушек под её грудку, чтобы она максимально расслабилась, я сначала ввёл член в её божественное тёплое влагалище. А сам, набрав на палец заранее приготовленного борного вазелина, ввел палец в анальную дырочку, покрутил,там, затем ввёл два пальца, порастягивал дырочку, потом понадавливал на нижнюю стенку ануса пальцем. Наконец вынул член из писечки, густо смазал его вазелином и смазал внутри подготовленный Галочкин анус. Потом начал медленно вводить член в эту сладкую дырочку. Ввёл сначала на пол-шишечки и слегка назад, потом глубже,ещё глубже. Когда полностью ввёл член, руками стал работать с писечкой, клитором и сисечками, дотягиваясь до них одной рукой, чтобы компенсировать анальную боль сладостью от воздействия на писечку с клитором и сисечки. Сначала Галинка взвыла от боли. Но я, как всегда, ласково говорил ей, что всё нормально, я знаю, что делаю, и она сейчас получит необычное и очень острое наслаждение, к тому же женщина не должна оставаться девственной нигде. В конце она хрипло и гортанно кричала от нестерпимого наслаждения. Теперь мы время от времени практикуем анальный секс и Галочка получает этот вид наслаждения — наслаждение, соединённое с болью. Так же я лишил невинности её ротик. Убедил её, что сперма очень полезна для женского организма и сам процесс помогает стать женщине ещё более раскованной в сексе. Галочка не становится на колени — мы приспособились так, чтобы она сидела в кресле. Я никогда не держу и не тягаю Галю за волосы, а нежно придерживаю её головку двумя руками, а сам двигаюсь в её ротике,и когда кончаю, Галочка послушно глотает мою сперму. (Продолжение см. ниже).

  16. (Продолжение). Как-то раз Галина с наслаждением сказала: «Ты меня так подчинил!» Ей это приятно. Когда я повзрослел, понял,то люблю только её, решил,что это — навсегда. Свои отношения мы, конечно, не афишируем, но если мы где-то далеко, где никто из знакомых не может нас увидеть (например, как-то были на отдыхе в другой стране), то мы на людях не скрываем своих чувств и отношений. По моей настоятельной просьбе ещё тогда, в мои 14 -15 и в её 37 — 38, Галя стех пор отдаёт преимущество коротким открытым тесным платьям, босоножкам и туфлям на высокой шпильке. Но я настоятельно прошу, чтобы она берегла своё молочно-беленькое тельце от солнца: загар — символ мужественности и мужское украшение. Украшение женщины, подчёркивающее её женственность — ослепительная белизна. К тому же для женской кожи загар вреден и даже опасен! Кроме молочной белизны Галочкино тельце ещё и абсолютно чистенькое: нигде никаких волос,чистенькие беленькие подмышечки (а как много женщин безрезультатно пытаются бороться растительностью полмышками!), нигде нет даже малейшего пушка! Вот такая суперженственность! Только спереди между ножек прекрасный черненький кустик- аккуратненький, чётко очерченный, не распространяется далеко. Сейчас мне 34, а моей Галине — 57. И между нами не заметно внешней разницы в возрасте! Галинка всё так же прекрасна,выглядит намного моложе и красивей многих моих ровесниц. Так что ещё может быть нужно для счастья? С годми я люблю её сё больше и больше,в сексе Галочка любит всё, не боится экспериментировать. Да, детей у нас по понятным причинам нет. Но кто может однозначно сказать — недостаток это или благо? (Окончание см. ниже).

  17. (Окончание). Прошу прощения,если утомил читателей этим длинным рассказом. Пусть не подумают некоторые, что я агитирую за так называемый инцест. Просто я поделился своей историей. Не бывает двух одинаковых людей и не может быть общих правил. Всё может быть для кого-то лекарством, а для кого-то ядом. И не надо судить строго тех,кто нарушает какие-то общепринятые моральные нормы,если это не вредит окружающим. Спасибо за внимание, а администрации сайта — за предоставленную возможность высказать тут своё мнение.

Добавить комментарий